23:35
понедельник, 16 сентября

Космонавт Георгий Гречко: «Я верю в Бога»

03.05.2011 в 11:39

В середине апреля в Коломну приезжал летчик-космонавт, дважды герой Советского Союза Георгий Гречко. Звездный гость встретился со студентами КИ МГОУ и выступил с интереснейшим рассказом о своих полетах в космос перед собравшимися в КЦ «Коломна», где официально признался, что верит в Бога.

После полета в космос полюбил природу

- Вашу жизнь можно условно разделить - до первого полета в космос и после?
- Мою жизнь можно разделить не на две части, а на несколько, потому что была довоенная жизнь, военная, студенческая. Потом начал работать испытателем ракет для космонавтов. Сам я не думал, что буду космонавтом, у меня было очень тяжелое военное детство. Работа испытателем на полигоне произвела на меня еще большее впечатление, чем полет в космос, потому что там все было настоящее, все в металле и никаких бумаг. Потом оказалось, что еще я годен для полетов в космос. Трижды летал и работал там. Почему я говорю «работал», потому что Гагарин был в испытательном полете, так как тогда никто еще не знал, как поведет себя человек в невесомости. Может, он умрет, может, сойдет с ума. А когда я летел, сказал почти как Гагарин: «Поехали!», только добавил «На работу». У нас даже было мнение, что если отправляешься в космос как на подвиг, то ты просто не готов к полету. Если ты готов, то для тебя это просто работа.
Я был ленинградский мальчишка. Моя стихия - рельсы, каменные дома, а ботаника никогда меня не интересовала. Можно сказать, я ее ненавидел с этими пестиками и тычинками. В космосе у нас был аппарат «Оазис», там мы выращивали горох. Однажды я поймал себя на том, что не просто подхожу к нему контролировать, фотографировать и поливать растение, но и смотреть на него. Понимаете? Просто когда в этой консервной банке все гремит, воняет, шипит, то что-то зеленое и растущее притягивает своей жизнью. Я ходил к этим горошинам как в лес. Вот так после полета в космос я полюбил природу, наши поля, лес.
Знаете, есть такой довольно жестокий жизненный закон - человек начинает что-то ценить по-настоящему, до глубины души, только потеряв это что-то. Так получилось и у меня: пока я не потерял на время природу, я ее не ценил, а сейчас любое ее проявление люблю. Вообще космос действует на человека как усилитель. Все, что есть в нем хорошее, он усиливает. И плохое тоже, к сожалению.
Сейчас у меня наступила следующая часть жизни. 25 мая мне исполнится 80 лет. Когда-то, во время одного из первых полетов мы пошли на спуск и не раскрылся парашют, через несколько секунд должен был раскрыться запасной. Страшно было до безумия. Молодой, жить хотелось. В эти мгновения человек просто цепенеет. Поскольку я себя тренировал и готовил к таким ситуациям, преодолел страх и продолжал выполнять свою работу. А вот несколько лет назад я переусердствовал в бане, и вдруг чувствую, как из меня выходит жизнь. Ноги подогнулись, сел на плиточный пол и чувствую, жизнь уходит. И вы знаете, я не испугался. Стал думать, вернется жизнь или уже нет, то есть стал со стороны наблюдать за тем, как умираю. Это я к тому, что в молодости цена жизни одна, а в возрасте 80 лет уже другая. Что будет после смерти, я не знаю, хотя люди из клинической смерти возвращаются, рассказывают, так что надежда есть (смеется).
- После полета к звездам не страдали звездной болезнью?
- Вы знаете, нет. У меня полеты были достаточно рядовые. А вот Гагарин по-настоящему выдержал звездную болезнь! Ведь он был любимец всей Земли, его встречали и короли, и королевы, и знаменитые актрисы. И он выстоял. Видимо, это в нем угадал Королев. Если сравнивать образование, воспитание, то, наверное, все-таки превосходил Титов. Каманин, который нас готовил к полету, был за Титова, Королев - за Гагарина. И опыт показал, что прав был Королев. Гагарин выдержал огонь, воду и медные трубы, то есть испытание славой.


Чуть не сгорел в невесомости

- Во время одного из ваших полетов произошел пожар на борту корабля. Как вы справились с огнем в невесомости?
- Да, было дело. Я сидел у пульта управления, сзади меня станция. Я повернулся, а станция в дыму. Пожар даже на земле страшен, а в космосе еще страшнее, так как там никуда не выпрыгнешь, не убежишь. Были огнетушители, но они выводили из строя своей пеной все приборы. Я готовил себя к разным ситуациям, в том числе и к таким. Испытывал себя в горах, пять раз тонул, да и война закалила. И когда увидел пожар, сохранил хладнокровие и воспользовался тем, что много плавал под водой. Мне пришлось нырнуть в невесомости в дым и не дышать. Я плыл и нашел прибор, который горел, выключил его и скорей назад, где еще чистый воздух. Отдышался, опять нырнул, смотрю - дыма практически нет. Правда, сейчас вам рассказываю совсем спокойно, а там пришлось понервничать.
- Какие вспоминания у вас об обучении в коломенском аэроклубе имени Водопьянова?
- В то время я замещал по ночам Королева. Сидел у него в кабинете, принимал звонки, доклады. Спать запрещалось, но я запирал дверь стулом, и если кто-то шел, например проверяющий, стул падал, и я от грохота просыпался, как-будто и не спал. За это мне давали день или два отгула. И вот в эти дни я ездил в Коломну и летал.
По правилам, чтобы тебе разрешили самостоятельный полет, надо было налетать с инструктором 24 часа. И вот я налетал 22 часа, предвкушаю самостоятельный полет, а меня отзывают срочно на работу. И так стало жалко, что надо будет заново налетать 24 часа. Вдруг ко мне подходит инструктор и говорит: «Хочешь вылететь сам?», я говорю: «Конечно!». Помню, что самолет посадил очень хорошо.
- Это правда, что в космосе плохо спится?
- Я по своей сути ученый, а для ученых самое главное - научный эксперимент. Если ты что-то нащупаешь, то уже не успокоишься, пока не доведешь дело до конца. Порой так заработаешься, что за весь день не то что не поспишь, а даже забудешь поесть. Мы брали всегда с собой в комбинезоны шоколадку, но даже ее иногда некогда было съесть. Что касается сна, то не каждый может заснуть в невесомости. Мне повезло, я быстро засыпаю - что на Земле, что в космосе. А были космонавты, которые по трое суток не могли уснуть.

Надежда ГОЛУБЧИК.


Из досье:
Георгий Гречко родился 25 мая 1931 года. С 11 января по 9 февраля 1975 года совместно с А.А. Губаревым совершил полет на космическом корабле «Союз-17» в качестве бортинженера. 12 января 1975 года «Союз-17» произвел стыковку с находившейся на орбите с 26 декабря 1974 года орбитальной станцией «Салют-4». Полет продолжался 29 суток 13 часов 20 минут.
С 10 декабря 1977 года по 16 марта 1978-го совместно с Ю.В. Романенко совершил полет на космическом корабле «Союз-26» в качестве бортинженера и на орбитальной станции «Салют-6». В полете, длившемся 96 суток 10 часов, к орбитальной станции пристыковывались космический корабль «Союз-27», грузовой транспортный корабль «Прогресс-1» и космический корабль «Союз-28». Возвратился на корабле «Союз-27». Георгию Михайловичу присвоено звание Героя СССР.
Как считаете, нужны ли школьникам репетиторы?
Всего голосов: 127
Да, в выпускном классе
22.8% (29)
Чем раньше тем лучше - иначе не усвоить школьную программу
18.9% (24)
У всех есть, а я чем хуже?
0% (0)
Репетитора стоит нанимать только в самом крайнем случае
22.8% (29)
Нет, должны справляться школа и сам ученик
33.1% (42)
Не задумывался об этом
2.4% (3)